1х1

Ископаемые акулы. Рассказ 1. Заточение.

      Солнце, казалось, ныряло в море, слегка покачиваясь и вздрагивая. Вот поднялась огромная волна и захлестнула солнце своей светящейся лапой. Вот солнце снова появилось… И вот оно уже село. Было облачно, едва ли можно было разглядеть луну. Всё было окутано мглой.
      Волны продолжали вздыматься и опускаться. Весь берег был усеян останками рыб и крабов. Ужасное зрелище! Вот море выбросило ещё одну рыбу. Тут не удержался и подбежал к морю облезлый старый саблезубый тигр. Его, как ненужное старьё, выгнали из стаи молодые здоровые самцы. Тигр, еле держась на своих тощих ногах, схватил рыбу. Но вот ещё одна волна… И саблезуба скинуло в море. Несколько секунд он барахтался, а потом, выбившись из сил, отдался волнам. Мгновение - и его швырнуло об острые камни, а затем обратно, в середину моря. Труп старого, некогда могучего, а теперь забытого всеми хищника плавал среди могучих волн в багряной дымке.
      Неожиданно рядом со старым тигром воду прорезал воду острый плавник. Потом из воды показалось мощная голова с тупо срезанным рылом. Вы уже, разумеется, всё поняли - это была огромная хищная акула. Акула перевернулась на спину, щёлкнула своими челюстями (одна из них была длиной в 42 сантиметра!) и медленно подплыла к трупу. Зацепилась зубами за одну из лап тигра, рванулась в сторону… и вот уже вместо лапы у саблезуба осталась кости с ободранными остатками мяса. Самая страшная морская хищница пачкалась кровью самого страшного сухопутного хищника. Своими острыми зубами акула разрывала на куски лапу саблезубой кошки.
      Вот ещё одна сильная волна подкатила к останкам саблезубого тигра, раздираемым акулой. Волна была со стороны берега. Беспомощно махавшие своими клешнями крабы барахтались в воде, то исчезая под очередной небольшой волной, то опускаясь по доброй воле, пытаясь нащупать привычное дно. Вот воду разрезало три маленьких плавничка. Затем акулки выпрыгнули из воды. Они были гораздо мельче акулы, поедавшей труп тигра; и их зубы были не такими острыми, а тупыми, перемалывающими, дробящими. Предназначены они были для перемалывания панцирей ракообразных и раковин моллюсков. Плавая у берега, акулки охотились на крабов, как вдруг их, вместе с их жертвами, отнесло на такую глубину! Но плавать они умели отлично, и потому, не обращая внимания на большую родственницу, продолжали "щёлкать" крабов. И та, хоть и "засекла" мелких акул с помощью боковой линии за 300 м, а услышала за 500 м, не стала уделять им внимания. Но вдруг...

Пасть моллюскоядной (рогатая бычья акула, вверху) и хищной (белая акула) акул.

      Огромная волна вдарила прямо в четвёрку акул. Не сумев удержаться на месте, акулы понеслись вместе с бушующей стихией к берегу. Ещё одна сильнейшая волна, и тут же под неё нырнула ещё одна, - и акулы буквально взлетели над водой и оказались на берегу. В отчаянии хлопая ртами, акулы задыхались. Казалось, уже ничто их бы не спасло. Но шторм, выбросивший их сюда, сам же и пришёл на помощь. Могучая лапа ещё одной волны столкнула рыб в какой-то заливчик.
      Странное было местечко! На дне копошились брахиоподы и моллюски. Водорослей почти не было, лишь в одном месте лежал камень, заросший красивыми спиралевидными водными растениями. Здесь же лежал труп какой-то мелкой рыбёшки и груда веток гинкго - деревьев, в изобилии росших метрах в двадцати от заливчика. Мгновенно "оценив ситуацию", большая акула набросилась на трупик маленькой рыбёшки и подхватила его зубами. Рыбка поднялась надо дном, акула опустилась вниз, выгнула голову вверх, чтобы обнажить свои жуткие челюсти, и за сотые доли секунды доплыла до рыбёшки. И вот тело рыбки уже исчезло в бездонной пасти грозы морей.
      Мелкие акулки сразу опустились ко дну и стали выискивать среди камней торчащие раковинки моллюсков. Одна акула отплыла чуть в сторону, к веткам гинкго, и начала уничтожать маленькую колонию удивительных ракушечных животных - брахиоподов. Другие две решили поискать менее лёгкую добычу - двустворчатых моллюсков. Почему менее лёгкую? Ведь тельце брахиопода частично торчит из ракушки, и можно вытащить его сразу, не дробя раковины. Двустворчатый же моллюск может плотно закрыться в своём "домике", и тогда приходится этот домик разламывать… Но вернёмся к акулам. Одна из акулок, отплыв от поглощавшей падаль крупной хищницы, нашла на камне колонию двустворчатых, похожих на современных мидий. Надо сказать, что это была самая старая акула из всей четвёрки. И она немного переоценила свои силы. Не "щёлкая" мелких мидий, она решила добраться до тельца самого крупного моллюска. И, оторвав раковину от камня, она начала её дробить. Тут у неё сломался зуб. Рыба отвлеклась от колонии моллюсков. Мгновенно другая мелкая акула заняла её место, съела крупного моллюска и принялась за мелких. Старая акула осталась без пищи.
      Так проходила ночь. Когда акула, нашедшая брахиоподов, наелась и стала бесцельно плавать, тыкаясь тупой мордой в берега заливчика, старая заняла её место и, несмотря на потерю зуба, плотно подкрепилась брахиоподами. А крупной акуле ночью очень повезло: в заливчик забросило волной несколько крупных кистепёрых рыб. Такого роскошного обеда у опытной хищницы ещё никогда не было, ведь только сильный шторм мог достигнуть глубоких вод и вытолкнуть оттуда целакантов. Акула немного "поиграла" с рыбами: плавая рядом, она отхватывала от них кусочки и наблюдала за судорогами ещё живых рыб, оставляя на их скелетах всё меньше и меньше мяса. Вот целаканты уже погибли, и акула, набросившись на рыб, проглотила их вместе с костями.
      К утру волны утихли. Солнце освещало блестящую чешую акул. Акулы хотели выбраться их заливчика и доедали запасы еды. Но шторм сыграл с рыбами злую шутку. Оказалось, что заливчик был соединён с морем столь узким и мелководным желобком, что там не проплыли бы даже моллюскоядные акулы, не говоря уж об огромной хищнице. Солнце нежно трогало их ладошками своих лучей, втайне посмеиваясь над попавшими в заточение животными.
      К счастью для мелких акул, моллюски и брахиоподы ещё остались на дне их природной тюрьмы. А вот крупной акуле было куда тяжелее… Но тут ей снова повезло. Через желобочек, соединявший с морем акулий залив, проплыла в поисках обеда стайка рыб. Мгновение - и они сами стали обедом для огромной хищной акулы.
      Так прошёл где-то день. Всё время, которое не было занято поиском пищи, мелкие акулы бесцельно тыкались мордами в ветки гинкго и мутили воду, поднимая тучи песка своими неравнолопастными хвостами. У крупной акулы было занятие поважнее: она вертелась вокруг себя неподалёку от "пролива" и пожирала всех рыбёшек, заплывавших в акулью клетку.
      Странно, но акулы вполне удовлетворяли свои желания, даже находясь в заточении. Солнце поднималось и опускалось уже тридцать раз, всегда поглаживало воду залива своими лучами и, наверное, размышляло о том, когда же акулья жизнь обернётся трагедией. Солнце напитывало море крупицами света, а само думало о тёмном. Но жизнь четвёрки текла так же, как и в первый день. Мелкие акулы откопали в песке мёртвого краба, занесённого в залив тем же штормом, которым занесло и их. Молодые акулы набросились на него, оттолкнув старую своими упитанными телами. Ей пришлось лишь грызть панцирь краба - всё мясо съели изгнавшие старую рыбу из своей компании молодые здоровые акулы… Крупная акула ела достаточно полно, хотя и нельзя сказать - наедалась. Её желудок мог бы вместить огромное количество рыбы, гораздо большее, чем то, которое он вмещал.
      Но скоро рыба практически перестала плыть через проливчик в акулий залив. Может быть, рыбы стала осторожнее, потому что их сородичи никогда не возвращались из залива? Может быть, акулы и киты из того, большого моря стали активнее размножаться и уничтожили почти всю рыбу? Сейчас этого не узнать, а тогда это было безразлично огромной акуле. В её маленьком мозге копошилась одна мысль: шторм!.. шторм! Только шторм мог бы забросить её в море, где есть рыба, бесконечно много рыбы!
      После первого рассвета, который акулы видели, находясь в заливчике, прошло тридцать семь дней. Солнце, притворяясь добрым и животворным, поглаживало худую акулу по затылку, зная: скоро что-то случится. В этот день облака не закрывали солнца, предоставив ему полную панораму развития событий. Солнце знало, что акула уже неделю ела по две-три маленьких рыбки в день. И оно предугадало трагедию.
      Исхудавшая акула, нервно подрагивая, плавала по заливчику. Она мечтала о шторме. Она мечтала о крупной, упитанной рыбе, которую она бы поедала, он хотела доесть труп саблезубого тигра, который тогда, в ту ночь, не был доеден… И тут она вспомнила! Она же не одна в этом заливе! Акула опустилась ко дну и, вздрагивая, поплыла к колонии двустворчатых моллюсков, которую уничтожали старая и одна из молодых акулы. Рядом жили и брахиоподы, которыми обедала четвёртая акула. Обнажив ужасные зубы, хищная акула поплыла к старой моллюскоядной. Неровный бросок - и у старой акулы не осталось хвоста!
      Кровь и мясо ударили в голову исхудалой хищнице, опьянили её. Лучи мрачно улыбавшегося солнца едва поспевали освещать акулу. В полупьяном состоянии акула отхватила кусок мяса от акулы, поедавшей брахиоподов… Затем от третьей… Затем опять от поедавшей брахиоподов… Да, это было страшное зрелище! Акула-хищница носилась между цеплявшимися за жизнь телами своих сородичей в кровавом облаке и отхватывала от них куски мяса. Торжествовавшее солнце играло лучами разных цветов и переталкивалось с облаками. Суровый закон природы - выживание сильнейшего - взял своё.
      Хищница съела мелких акул полностью, со скелетом, оставив на дне лишь черепа да выплюнув плавники. Носясь по заливу, она остервенело била хвостом, и песок смешался в воде с кровью. Это был день торжества этой акулы. Последний день торжества.
      На следующий день перед акулой снова встал вопрос: что есть? Но она держалась - после того, как она съела своих сородичей, у неё ещё сохранялись силы. Но дня через два акула снова начала худеть. В отчаянии она перемалывала на мелкие кусочки ветки гинкго, черепа мелких акул, в конце концов, камни, лежавшие на дне! Через неделю после гибели мелких акул большая уже еле-еле передвигалась, билась в голодных судорогах, тыкалась носом в дно заливчика… И тут сбылась мечта акулы. Пришёл шторм!
      Сопротивляясь волнам из последних сил, акула бросилась к наполнившемуся водой выходу из залива. Но тут страшной силы волна ударила по тине и илу в заливчике. Камни, песок и ил забили жабры акуле. Она стала вертеться вокруг себя, пытаясь вытряхнуть из себя всё, что мешало ей дышать. Но это не помогло. Ещё одна волна, подхватив своей рукой ил, накрыла им акулу. Акула, задыхаясь, опустилась на дно заливчика под коркой песка и камней, перемешанных с останками её родичей и жертв - мелких акул. Мечта хищницы сбылась, но эта мечта оказалась роковой.
      Шторм бушевал долго. Не только ночью, но и днём огромные волны уничтожали рыб и морских беспозвоночных одного за другим. Лишь на следующий день буря утихла. Солнце поглаживало, как и прежде, воды залива, но там уже не было видно огромной хищницы.

Ископаемые акулы |   Продолжение  | 

 

Lab-Mebel интернет магазин мебели. . клининг сервис
Hosted by uCoz